ЗРИТЕЛЬ

Der ZUSCHAUER

БЛУЖДАЮЩИЕ СНЫ

       Евгений ГОЛЬЦМАН

     WANDERING DREAMS

      Evgeny Goltsman

 


Table of contents

Содержание


Сон лечит дневные раны, восстанавливает силы, освобождает

от излишних забот? А может быть, он сам является главным

поставщиком тревоги и страхов? До сих пор ученые

не получили убедительного ответа на эти вопросы.

 

Мы сделаны из той же материи, что и сны,

и наша маленькая жизнь окружена сном.

Шекспир "Буря"

 

ЗАЧЕМ МЫ СПИМ?

Для отдыха нет никакой необходимости отключать сознание. Тем более, непонятно назначение сновидений. Мозг вместо того, чтобы отдыхать, активно трудится, сочиняет истории (по большей части страшные или неприятные), пугает самого себя, доводит до отчаяния, и только загнав себя в тупик, из которого нет ни малейшей надежды выбраться, возвращается в бодрствующее состояние. Неужели есть польза даже от ночных кошмаров?

А сколько должен продолжаться ночной сон? Сон нужен человеку, как пища. Но ведь мы часто едим больше, чем требуется организму. Возможно, мы и спим на час-другой больше, чем следует. Этот вопрос остается пока невыясненным. Некоторые исследователи уверяют, что в наши дни люди спят больше, чем сто лет назад. Некоторые утверждают прямо противоположное. Аргументы, которые приводят и те, и другие, по меньшей мере, спорны.

к оглавлению

ТОЛКОВАНИЕ СНОВИДЕНИЙ

В V веке до н.э. греческий поэт Паниасис написал руководство по толкованию сновидений, содержавшее общую теорию и объяснение отдельных снов. Во времена Александра Македонского афинянин Антифон поместил в своей книге описание множества снов с указаниями, насколько правильно они были истолкованы. Примеры Антифон брал в основном из собственного богатого опыта. К сожалению, от трудов древних специалистов по сновидениям сохранились лишь незначительные отрывки.

Древнейший дошедший до нас сонник составлен во втором веке н.э. Артемидором из Лидии. В XVII столетии книгу Артемидора перевели на английский язык. Она стала бестселлером и к 1800 году выдержала в Англии 32 издания. В других европейских странах публика проявляла не меньший интерес к объяснению сновидений.

С развитием науки и просвещения отношение к сонникам изменилось. Над ними и над их наивными читателями смеялись. Однако в 1814 году в Германии привлекла к себе внимание книга мюнхенского специалиста по философским основам естествознания Г.Г.Шуберта (1780 – 1860) "Символика сновидений". В ней исследовался язык, на котором душа "говорит" во время сна. В 1861 году появился труд Карла Альберта Шернера "Жизнь сна". По словам Зигмунда Фрейда, психоанализ только подтвердил открытия Шернера, хотя и основательно их видоизменил.

В середине XIX века за научное исследование сновидений взялся французский врач академик Альфред Мори. Тщательное изучение более 3000 отчетов о сновидениях привело его к заключению, что содержание сновидений можно объяснить внешними воздействиями. Упал человеку на голову во время сна какой-то предмет. Проснувшийся с ужасом вспоминает, что революционный трибунал приговорил его к смерти, и нож гильотины отрубил ему голову.

Во времена Мори эпоха Французской революции успела уйти в далекое прошлое, гильотина вряд ли принадлежала к предметам, о которых человек часто размышляет или с которыми он имеет дело. Неужели не нашлось более близких ассоциаций с ударом по затылку?

к

СНЫ ПО ФРЕЙДУ

 

   

Дневные помыслы

Перешагнули в ночь.

Владислав Ходасевич

 

В книге древнегреческого философа Хрисиппа (около 280 – 208 до н.э.) помещен рассказ о человеке, которому приснилось яйцо, висящее под его кроватью. Обратились к специалисту. Тот сказал, что под кроватью спрятан клад. Если верить знаменитому римскому политическому деятелю, оратору и писателю Цицерону (106 – 43 до н.э.), толкователь не ошибся. Под кроватью обнаружили золото (желток), вправленное в серебро (белок). Цицерон удивлялся: разве никто больше не видел во сне яйцо? Но ведь другие люди, видевшие яйца, богаче от этого не стали.

Задача читателя сонника состоит в том, чтобы угадать, какие сюрпризы готовит ему день грядущий. Он может верно истолковать сон, может ошибиться, но ему внушают, что к содержанию сновидения надо относиться как к откровению.

Известный американский философ Р.У.Эмерсон (1803 – 1882) утверждал, что опытный человек изучает сны не для того, чтобы предугадать свое будущее, а для того, чтобы познать себя. Эта мысль наиболее полно была развита основателем психоанализа Зигмундом Фрейдом (1856 – 1939), книга которого “Толкование сновидений” появилась на прилавках книжных магазинов в ноябре 1899 года.

По Фрейду, сновидение – возникает в бессознательном того, кто его видит. Оно ничего не предвещает и вообще не имеет ни малейшего отношения к будущему. В нем только прошлое и пережитое. Анализ сна дает возможность разобраться в затаенных стремлениях и страхах, к корням которых другими путями очень трудно подобраться.

У человека нередко появляются сильные желания, противоречащие его воспитанию и психологическим установкам. Он боится себе в них признаться. Днем, когда человек бодрствует, эти недостижимые желания отправляются в область бессознательного и находятся там под надежной охраной цензуры. Состояние сна вызывает перераспределение психической энергии.

Спящий лишен возможности исполнять свои желания, так что у него нет необходимости тратить силы на искоренение любых безобидных галлюцинаций. Единственный вред, который они могут принести – прерывание сна. Поэтому желания в сновидении не гасятся, но только переводятся на особый символический язык, необходимый для того, чтобы обмануть цензуру, не пропускающую в сознание ничего запретного. Таким образом, достигается компромисс: в сне кипят страсти и проигрываются запрещенные желания, а после пробуждения они забываются или вспоминаются в настолько искаженном виде, что кажутся совершенно бессмысленными.

Фрейд говорил о толковании сновидений. По-немецки его книга называется "Die Traumdeutung". Die Deutung – толкование. Der Traum – сон, но также мечта, грёза, иллюзия. Сновидение, мечта, фантазия, иллюзия обозначаются по-английски одним и тем же словом dream, по-французски – reve, по-итальянски – sogno (для обозначения физиологического процесса сна используются другие слова).

Сновидения в представлениях людей разных культур прочно связаны с мечтами и фантазиями. Не удивительно, что психоанализ превратил интерпретацию сновидений в толкование фантазий и мечтаний, а образы сновидений в символы и объекты страстных домогательств.

СНЫ ПО ХОЛЛУ

Образы сна – материализация мыслей.

Кэлвин Холл

 

Известный американский психолог Кэлвин Холл (1909 – 1985) удивлялся: зачем нужна маскировка, о которой пишут психоаналитики, если сплошь и рядом один и тот же сон, вчера снившийся в замаскированном виде, сегодня приходит в явной форме. И зачем нужно столько символов для обозначения одного и того же? В психоаналитической литературе Холл нашел (помимо множества сексуальных символов) 62 символа, обозначающих смерть, 15 – мать, 14 – отца.

Холл подошел к созданию снов как к творческому интеллектуальному познавательному процессу, который не требует от спящего ни особых способностей, ни специальной подготовки. В отличие от Фрейда, у Холла в центре сна – мысли. Но не о чем угодно. Во всяком случае, не о политике и экономике.

Холл занимался исследованием снов своих студентов в дни, когда американцы сбросили атомную бомбу на Хиросиму. Это событие прямо не отразилось ни в одном из проанализированных снов. Крупнейшие спортивные соревнования, выборы президента, столкновения интересов сверхдержав, от которых зависит будущее мира, также игнорировались снами.

В снах люди, как правило, имеют дело не с интеллектуальными, научными, культурными или профессиональными проблемами, а со своими потаенными желаниями и представлениями, со своим внутренним полным конфликтов миром. В снах выражаются мысли человека о себе и о своих помыслах. О людях, с которыми он общается, об окружающем мире. О запретах и о наказаниях за их нарушение. О затруднениях, с которыми сталкивается спящий, и о путях достижения цели.

В состоянии бодрствования мысли используются людьми для коммуникаций. Спящий является одновременно и единственным создателем сообщения и его единственным адресатом. Назначение сообщения в обычных коммуникациях заключается в передаче новой информации. Какие же новости человек передает сам себе во время сна? И почему во время сна у него появляется потребность выразить свое отношение к окружающему миру и собственной персоне? Похоже, что у сновидений иные функции.

ПАРАДОКСАЛЬНЫЙ СОН

В те времена, когда Зигмунд Фрейд начал применять идеи психоанализа для толкования сновидений, о физиологии сна почти ничего не было известно. Все виделось достаточно просто. Усталость вызывает снижение мозговой активности. Утомленный мозг временно отключается от сношений с внешним миром, и наступает сон, служащий для восстановления сил.

В 1949 году Джузеппе Моруцци и Хорас Магун обнаружили, что если у кошки перерезать нервные пути, по которым в мозг поступает информация, это никак не скажется на смене состояний сна и бодрствования. Иное дело, если повреждена так называемая ретикулярная формация, от которой зависит возбуждение отдельных участков мозга. В этом случае животное становится вялым и погружается в сон. Электростимулирование ретикулярной формации, напротив, немедленно ведет к пробуждению спящего животного. Значит, сон связан не с отгораживанием от внешнего мира, а с особым механизмом, действующим внутри головного мозга.

В 1957 году американский ученый Натаниел Клейтман и два его аспиранта Юджин Асеринский и Вильям Демент опубликовали результаты своих исследований, показывающих, что сон не единый однородный процесс. Он состоит из двух основных чередующихся и четко отличающихся друг от друга фаз: "медленного" и "быстрого" сна.

Быстрый сон сопровождается быстрыми движениями глаз (по-английски быстрый сон так и называется rapid eye movement или сокращенно REM), усиленными дыханием и сердцебиением, подъемом артериального давления. Электроэнцефалограмма при быстром сне часто похожа на ту, которая характерна для состояния бодрствования. Быстрый сон называют еще и парадоксальным, потому что тот, кто во сне становится участником стремительно развивающихся волнующих событий, лишен возможности физически на них реагировать. Руки и ноги у него бездействуют, мышцы шеи почти парализованы. Представьте себе на минуту, что было бы, если бы мы отвечали на все угрозы и неприятности, которые обрушиваются на нас в сновидениях. Однако движения глаз безвредны и поэтому сохраняются.

Результаты экспериментов, опубликованные вскоре после открытия быстрого и медленного сна, говорили о том, что большинство просыпающихся во время быстрого сна и лишь 5-10% пробуждающихся во время медленного вспоминают увиденные сновидения. Несмотря на то, что впоследствии более строгие исследования поставили под сомнение эти выводы, для некоторых ученых быстрый сон и сновидения превратились в синонимы.

Любопытно, что деление на медленный и быстрый сон присуще не только человеку, но и многим животным, например, птицам. У змей, крокодилов, ящериц, черепах быстрого сна нет, а среди млекопитающих без него, кажется, обходится одна ехидна.

Если исходить из того, что быстрый сон непременно сопровождается сновидениями, можно предположить, что некоторые животные видят сны. Им-то это зачем? Сомнительно, что сновидения помогают кошке или обезьяне проигрывать подавляемые сексуальные желания и справляться с внутренними конфликтами и психическими травмами.

БИОХИМИЯ СНОВ

     

Бессмыслица дневная

Сменяется иной –

Бессмыслица дневная

Бессмыслицей ночной.

 

Эти слова Андрея Белого вполне подходят к весьма далекой от фрейдистской нейрофизиологической модели сновидений, предложенной в 1977 году сотрудниками Гарвардского университета Алланом Хобсоном и Робертом Мак-Карли.

Оказывается, при объяснении механизма сновидений, можно вообще забыть о человеческих чувствах, мыслях и стремлениях. В стволе головного мозга расположен "генератор снов". Он регулярно как по расписанию включается и начинает "бомбардировать" кору головного мозга, то есть активизировать нервные клетки на отдельных ее участках.

Выбор объектов бомбардировки (в отличие от времени работы генератора, которое можно рассчитать с большой степенью точности) происходит совершенно случайно. Возбужденные участки коры головного мозга производят сновидения, начало и продолжительность которых запрограммировано, а содержание лишено всякого смысла. Случайные картинки сменяют друг друга как в калейдоскопе.

Если верить гарвардским ученым, сновидения не имеют никакого специального назначения. Они лишь сопровождают жизненно важный физиологический процесс, регулирующий работу мозга. Стоит ли удивляться нелогичности сновидений и придумывать психоаналитические оправдания их причудливости?

Такая теория вызвала бурю законных протестов со стороны психологов. В самом деле, трудно поверить в то, что сны, которые нередко бывают очень сложными и искусно сконструированными, являются результатом случайных процессов. Непонятно также, каким образом одно и то же сновидение повторяется иногда несколько раз.

У СНОВИДЕНИЯ И БЫСТРОГО СНА РАЗЛИЧНЫЕ МЕХАНИЗМЫ

Так утверждает английский ученый Марк Солмс. По его словам, быстрый сон не является ни необходимым, ни достаточным условием возникновения сновидений. Известно много примеров, когда повреждение ствола головного мозга приводило к полной или почти полной потере быстрого сна, но при этом сохранялись сновидения. При повреждении лобных долей головного мозга сновидения исчезают, но сохраняется нормальный быстрый сон.

В двадцатые годы прошлого столетия начались исследования влияния сна на память. В 60-70-ые годы производилось много экспериментов на животных, которые должны были доказать, что лишение быстрого сна ухудшает способности к обучению и разрушает память. Однако затем интерес к этой теме значительно уменьшился. Во-первых, стало ясно, что во многих случаях решающее влияние оказывало не лишение сна, а стрессовая ситуация. Во-вторых, принятие антидепрессантов уничтожает быстрый сон и не обязательно ведет к ухудшению памяти.

Появилась гипотеза, согласно которой главное назначение быстрого сна состоит в том, чтобы периодически стимулировать работу головного мозга. Таким образом на протяжении всего сна поддерживается минимальный необходимый уровень активности центральной нервной системы и происходит подготовка мозга и центральной нервной системы к пробуждению.

Если не ставить знак равенства между быстрым сном и сновидениями, можно предположить, что воздействие на умственные способности оказывают не сопровождающие быстрый сон физиологические процессы, а психические процессы, связанные со сновидениями.

ВИДИМ СНЫ, ЧТОБЫ ЗАБЫВАТЬ

За целый день беготни, суеты, работы или даже отдыха человек получает массу информации, которой он, вполне возможно, никогда в жизни не воспользуется, но которую он, тем не менее, заботливо хранит в своей памяти. Мозг не в силах все время выбирать, что оставлять, а что отбрасывать. Он механически берет много лишнего и рискует уподобиться переполненному бесполезным хламом чулану, в котором нельзя ничего отыскать.

Человек постоянно пользуется сведениями из своей памяти. Так что же, для того чтобы что-то вспомнить, он должен каждый раз перебирать, просматривать и продумывать все, что успел накопить его мозг? У людей бывают болезненные воспоминания. Каждое прикосновение к ним способно вызвать психическую травму. Однако здоровый человек живет с ними и не испытывает особых неудобств. Люди ничего не забывают. Они лишь ставят на отдельные участки своей памяти метки: сюда не заглядывать.

Ненужная информация, усвоенная днем, может торчать в мозгу как заноза. Она является причиной возникновения новых вредных связей между отдельным участками коры головного мозга и активизации нервных клеток, влекущих за собой фантазии и навязчивые представления.

В 1983 году Нобелевский лауреат английский биофизик Фрэнсис Крик и Грейм Митчисон высказали предположение, что назначение сновидений как раз и состоит в том, чтобы разрушать эти вредные связи, а вместе с ними и обременительные фантазии. Сны помогают забывать то лишнее, что проникло в мозг в течение дня.

к оглавлению

СУЩЕСТВУЮТ ЛИ СНЫ?

Споры о роли снов в психической жизни длятся много веков и становятся все более ожесточенными. Между тем, в 1896 году выдающийся французский логик и специалист в области теории науки Эдмон Гобло в статье "О вспоминании снов" высказал предположение, что эти дискуссии не имеют под собой почвы по той простой причине, что сновидений вообще не существует.

Человеку, когда он просыпается, кажется, что он вспоминает о событиях, которые виделись ему в течение сна. Вроде бы, совершенно очевидно: наяву этого не происходило, значит – приснилось. Однако нельзя исключить возможность того, что мнимые сновидения целиком или частично конструируются в краткий промежуток пробуждения и в самом начале бодрствования.

Можно предположить, что во время сна (как быстрого, так и медленного) никаких психических процессов не происходит. Сознание полностью отключено. Но вот оно постепенно просыпается. В него опять входят образы окружающего мира. Их надо заново упорядочить до такой степени, чтобы ими можно было бы оперировать. То, что мы привыкли называть сновидениями, в действительности является своеобразной утренней психической гимнастикой, происходящим ежедневно приспособлением сознания к реальности.

Эдвард Вольперт в университете Чикаго регистрировал электрический потенциал в мышцах конечностей спящего. Сначала было отмечено возбуждение в правой руке, затем в левой, а после этого в ногах. Оказалось, что последовательность активизации мышц хорошо согласуется со сном. Спящий держал букет цветов сначала в правой руке, потом взял его в левую и куда-то отправился. Противоречат ли подобные эксперименты гипотезе Гобло? Вряд ли. Сон мог зародиться через некоторое время после активизации мышц (которая могла быть случайной) и задним числом "объяснять" их причину.

Но что в таком случае означают периодические быстрые движения глаз? Для того чтобы следить за происходящими во сне событиями, глаза не нужны. Их движения можно объяснить физиологическими процессами, изучавшимися А.Хобсоном и Р.Мак-Карли.

Предположение Гобло выглядело чересчур радикальным. А тут еще пробивал себе дорогу психоанализ с его учением о напряженной никогда не затихающей и проявляющейся в ночных сновидениях психической работе бессознательного. О странной гипотезе надолго забыли. Напомнил о ней в 1981 году Кэлвин Холл, о котором речь была выше.

МАТЕРИЯ, ИЗ КОТОРОЙ СОТКАНЫ СНЫ

Исследования биохимических процессов, происходящих в различных участках головного мозга, проливают свет на физиологический механизма сна, но мало что дают для понимания природы сновидений. Психоанализ исходит из того, что сновидения становятся завершением драматической борьбы страстей, протекающей в бессознательном. Однако гипотеза Гобло подсказывает, что на сновидения правомерно взглянуть с другой точки зрения. Они – не финал, а начало психического процесса.

Психоанализ настаивает на сексуальном характере большинства снов, объясняя это тем, что у каждого человека великое множество запретных сексуальных желаний, загнанных в бессознательное, рвутся на свободу. В снах нередко присутствуют сцены погони. Однако вряд ли кому-нибудь придет в голову объяснять это тем, что люди любят убегать от преследователей, или широким распространением мании преследования.

А что, если сновидение вовсе не зеркало, в котором отражаются наши душевные конфликты и травмы? Что если у него свое специальное предназначение, отнюдь не связанное с психическим нездоровьем?

Сны ничего не могут рассказать не только о будущем, но и о прошлом и настоящем. Они не способны раскрыть нам секреты бессознательного, потому что не являются средствами коммуникации. Спящему не нужна смысловая информация – ведь он лишен возможности ее переработать. Кроме небольшого числа забавных, но туманных историй о пришедших в сновидениях замечательных научных идеях и открытиях, нет даже намеков на то, что человек способен решить во сне хотя бы самую простую задачу.

Представим себе, что секс, сцены насилия, катастрофы и погони – не самоцель, а всего лишь строительный материал. Они – материя, из которой сотканы сновидения, но никоим образом не их суть. И проникают они в сновидения не потому, что во время сна потерявшая бдительность подслеповатая цензура не способна разглядеть их под примитивными масками и удерживать в пределах бессознательного, а потому что в них есть потребность. Но почему для конструирования своих снов человек не может подыскать себе материал, доставляющий больше удовольствия?

ФАБРИКИ СНОВ

Проанализировав 10 000 сновидений, Кэлвин Холл пришел к выводу, что 64% из них связаны с печалью, дурными предчувствиями, страхами, раздражением, гневом и только 18% – с радостными и веселыми ощущениями.

Если спящий сознательно или бессознательно сам участвует в выборе сюжетов для своих снов, зачем ему ночные кошмары? Можно, конечно, объяснить почти всеобщую тягу к мучительным сновидениям страхом людей перед жизнью и будущим, но почему мы упорно говорим "как во сне" о чем-то необычайно хорошем, не обращая внимания на опыт, который подсказывает каждому, что приключения во сне обычно не слишком приятны?

Произведения литературы и живописи, фильмы, спектакли родственны снам, но они приходят к нам не в ночных сумерках и не при приглушенном сознании. Их-то мы уж точно выбираем себе сами, но и они полны сцен, которых, казалось бы, мы должны всеми силами избегать.

Дети любят страшные сказки. Они их не возбуждают, а успокаивают и помогают быстрее заснуть. Родители не препятствуют странному увлечению. Наоборот, сами пугают ребятишек отвратительными сказочными персонажами. Да и многие взрослые читают романы ужасов и смотрят щекочущие нервы фильмы. Неясно привлекает ли их бурное кипение страстей или рядом с этими страстями присутствует нечто более важное.

Киностудии называют "фабриками снов". Там производят продукцию, которая потребляется миллионами людей. Продукцию, в которой отрицательных эмоций явно не меньше, чем в снах.

ЛОГИКА СНОВИДЕНИЯ

Привяжите нитку к пробке или спичечному коробку и потяните за нее перед кошкой. Она забудет обо всем на свете и попытается догнать и поймать движущийся перед ней предмет. Собака мчится за летящей палкой или бегущим человеком. Животное ведет себя как автомат. А человек? Как часто он торопится просунуться в закрывающиеся двери вагона метро, хотя никуда не спешит. Ему это вовсе не нужно, но он это делает. Он зевает, если кто-нибудь зевает перед ним, и смеется, если кто-то смеется. Веселые лица возбуждают в нем радостное настроение, печальные наводят на него тоску.

Зрителя, следящего за сценой погони в кинофильме, иногда охватывает такое беспокойство, как будто от ее результата зависит его будущее. Да и вообще любое стремительное движение на экране пробуждает волнение. Конечно, бывают наивные зрители, путающие реальность с вымыслом, но речь сейчас не о них.

Человек ясно осознает, что повода для тревоги нет, однако любое живое существо устроено так, что невольно реагирует на все, что выделяется и привлекает его внимание. Причем ответ бывает немедленным и однозначным. Люди иногда переспрашивают, повторяя заданный им вопрос. Делают они это обычно не потому, что туговаты на ухо или не знают ответа. Просто хотят показать, что вопрос по адресу. Это довольно распространенное в повседневной жизни снимающее напряженность ритуальное действие.

Беспокойство вызывается невозможностью вмешаться в происходящее или хотя бы выразить свою реакцию. Ребенок плачет, при появлении необычного предмета или увидев новое для него лицо. Человек с детства привыкает к тому, что всякое движение символизирует приближающиеся перемены. Любые перемены связаны с ожиданием, с необходимостью быть готовым к различного рода сюрпризам. Надо поспешить и успеть принять меры, иначе можно попасть в беду.

Зритель сочувствует героям кинофильма. Ему кажется, что именно сопереживание заставляет его смеяться, радоваться, возмущаться, приходить в ярость, плакать. Но рядом с сопереживанием присутствуют стандартные механические реакции на простые раздражения. Они-то часто и пробуждают тревогу, которая должна наполниться понятным содержанием. Самый естественный способ такого наполнения для зрителя – восприятие экранных образов и событий как реальных и сопутствующее этому сопереживание. Возникающие на экране ситуации могут быть неправдоподобными, а иногда и нелепыми, но это имеет второстепенное значение и для постановщиков картины, и для ее зрителей.

Сцены секса, насилия, катастроф (как в фильме, так и в сновидении) играют роль возбуждающих воображение раздражителей, хотя они вызывают совсем не те реакции, которые стимулировали бы в жизни. Согласно принципу функциональной автономии, разработанному американским психологом Гордоном Олпортом, стимулы отрываются от своих биологических или социальных корней и начинают жить самостоятельной жизнью. Человек тоскует по морю. В молодости он зарабатывал деньги тяжелой работой матроса и проклинал свою участь, теперь он богатый банкир, неприятности забыты, а море вызывает ностальгические чувства.

Сексуальные сцены в сновидении необязательно должны быть связаны с половым влечением, а сцены насилия с подавляемыми зверскими желаниями. Сон не реалистический роман. У него своя логика. В его элементах может отсутствовать смысловая нагрузка. Их назначение не сообщать информацию, а пробуждать психические процессы.

Е.Гольцман Блуждающие сны "Наука и жизнь" 2003, 7, с.66-71.

Контактная информация

Created by Evgeny Goltsman.

© Copyright 2003, Е.Гольцман

© Copyright 2003, E.Goltsman

ЗРИТЕЛЬ 

WWW.GOLTSMAN.DE

Mailto: glz8145@mail.ru